Главная

Виктор Набоков: «Сейчас положение в «Торпедо» хуже, чем было в 90-х»

Аватар пользователя Gubanov Alex
Журналист
Алексей Губанов
Легендарный вратарь «Торпедо» 80-х, чей свитер поднят под своды Дворца спорта им. Б. Александрова, дал оценку положению дел в его родном клубе.

 За долгие годы вы наверняка становились свидетелями кризисных для «Торпедо» моментов. Всё-таки и из Высшей лиги СССР команда вылетала, и в 90-е годы клуб выживал, как мог. Можно ли с каким-то из таких моментов сравнить то, что сейчас происходит в клубе?

 Если говорить о 90-х, то команда тогда была брошена на произвол судьбы. Было сильно тяжело. Спасибо Злотникову, Трегубову и всему городу за то, что сильно помогли и не бросили команду. Тот момент был переломным. В 1993-94 г.г., как и сейчас, мы могли остаться без игр в российском чемпионате. А если мы теряем Россию, то играть было бы просто не с кем. В Казахстане тогда распалась даже команда в Караганде! И мы ходили, унижались всячески, чтобы нас взяли в Чемпионат России, проходили по всем каналам, начиная от самых низов и заканчивая Президентом страны! Как-то выживать тогда надо было. И сейчас, когда всё уже построено, всё работает: есть Чемпионат Казахстана, две команды играют в Чемпионате России ВХЛ и соперничают друг с другом, когда в пример можно поставить Астану, у нас начинаются движения в пользу того, чтобы выйти из российского первенства! Это просто казус какой-то! Это в корне неправильно. Наш город – хоккейный, и играем мы для болельщиков. Сейчас аргументы в пользу выхода из ВХЛ: болельщики не ходят на матчи. Да и не будут ходить, потому что своих нет в команде! А своих мы просто-напросто убираем. Я считаю, это неправильный менеджмент. У руководства клуба нет никакой связи с болельщиками. Вся наша хоккейная инфраструктура работает только для того, чтобы болельщик пришёл и порадовался. А радоваться особо и нечему. Высокие цели перед командами у нас ставились всегда. Но добиваться их нужно не тем, что всех своих разогнали, собрали команду, чтобы через год снова всех разогнать. Команда строится 3-5 лет, но только при хорошем менеджменте с сохранением костяка. А так – я даже не могу понять, откуда эти разговоры о том, чтобы разогнать команду. Не лучше ли «разогнать» того человека, который в этом виноват?

 То есть, вы считаете, что нынешние проблемы «Торпедо» заключаются в слабом первом руководителе клуба?

 В том числе и в этом. Очень слабый руководитель.

 Что именно делает Николая Проскурина слабым руководителем?

 Непонимание хоккея в частности и спорта вообще. Хотя сам себя он называет Профессионалом именно с большой буквы. Но при этом делает вещи непрофессиональные, и, моё мнение, это ни в какие рамки не лезет. Ни то, как он ведёт себя с клубом, ни трансферные решения: кого берём, зачем берём. Кто-то у него всё время виноват, хотя руководитель – он. То Можанов виноват, то Головатюк. Сколько я ни работал в спорте, всё всегда решают первые руководители! А когда слышишь: «Ты приди и сделай», становится просто смешно. Весь Казахстан над ним смеётся. Руководитель же ты!

 Николай Абрамович любит рассказывать о том, как к нему пришла группа ветеранов, когда он только-только приступил к своим обязанностям. Тогда он, якобы, всем расставил задачи, а ветераны начали спешно отказываться, испугавшись работы. Вы были в составе той ветеранской делегации?

 Да, я присутствовал при этом разговоре. Только всё это произносил другой человек – Даниал Ахметов. Когда мы были у акима, Даниал Кенжетаевич сказал: «Вы должны помочь развитию хоккея. Если не ветераны, то кто?» И нас эта встреча очень сильно окрылила. Нас, ветеранов, тогда было человек 6-8, мы, наконец-то, увидели человека, который сильно заинтересован в хоккее. Я с Ахметовым общался дважды. Он тогда сказал мне, что я будут отвечать за тот-то участок работы, Межебицкий – за свой, остальные – за свои. Когда я это услышал, я поверил ему! Я верил, что можно будет поднять хоккей до того уровня, который был в 80-х годах, когда людей во Дворце Спорта было столько, что войти нельзя было! Тогда у меня были какие-то полномочия, я собрал ребят на трибунах и сказал: «Давайте забудем всё, и, засучив рукава, начнём работать». Все вдохновились. Проскурин тогда сказал: «Идите и работайте, всё будет нормально». Но вот прошло уже четыре сезона, и где это самое «нормально»? Обещанной зарплаты мы тогда не увидели вообще. Значит, надо было думать о том, как финансировать, а потом забирать школу себе, чтобы не было периода, когда школа была ничьей. Был такой тренер – Роман Медведев, так ему семью кормить было нечем. Хотя человек работал с большим энтузиазмом. Во вратарском деле он работал просто с фанатизмом. Но здесь он оказался никому не нужен.  Ходил я к Немчинову, просил взять его в первую команду для работы с вратарями, отправить его в школу тренеров. Но никто даже пальцем не пошевелил! В итоге Роман уехал в Питер, где является ведущим специалистом и работает при СКА! И зарплата у него очень достойная.

 С Николаем Абрамовичем вы лично общались о проблемах…

 Два раза он нас принимал, но как такового разговора у нас не получалось. Не получалось общения. Мы с ним в последний раз разругались, когда он всех ветеранов выгнал. К нему приходили поочерёдно, в том числе и я, он тогда сказал: «Вы не бедные, купите билет»! Да, мы – не бедные, это правда. Но дело-то не в билете. Я здесь полвека пробыл, и кто-то будет о меня ноги вытирать? Нет!

 Какое первое впечатление произвёл на вас Проскурин?

 Вы знаете, первый раз, когда я его увидел, мне показалось, что он достойный, грамотный человек, который умеет самое главное – считать деньги! Но я разочаровался, если честно. На хоккей никто не ходит, но не из-за билета, а из-за отношения.

 В какой именно момент вы разочаровались?

 Ой, где-то два года назад, когда ещё был Немчинов, я с ним общался. Он – хороший специалист. Но с Николаем Абрамовичем у них были трения, как я понял. Он многое понимал, и понимал, что нужно делать, потому что это было правильно. Но он этого не делал, потому что знал, что у нас это не пройдёт. Вскоре после нашей с Немчиновым беседы, его освободили от занимаемой должности. После этого я ни с ним, ни с Проскуриным не разговаривал.

 Видите ли вы связь между уходом Немчинова и снижением результатов команды в последние два сезона?

 Какая-то зависимость, конечно, есть. Всё-таки игроков набирал он, а после ухода Сергея ушли многие интересные игроки. Я, вообще, не понимаю, как можно было убрать из команды Максима Беляева. Он на тот момент был одним из лучших центральных нападающих! Слышал я о том, почему его убрали – он, как капитан, пошёл решить  некоторые вопросы с начальством. За это его и убрали. Нонсенс!

 Что, на ваш взгляд, можно сделать, чтобы выйти из той ситуации, которая сложилась?

 Ой-ой-ой! Очень сложный вопрос вы задаёте. Мы сейчас стоим на обоих коленях, и чтобы нас с них поднять, нужно поднимать всю структуру. А как это сделать? Лично я не знаю. И, по-моему, никто не знает. Потому что Проскурин никому не даёт свободу слова, и всё идёт через него. Я так понимаю, что сейчас Ахметову просто некогда заниматься хоккеем. Действительно некогда. И он резко отошёл. Я считаю большой ошибкой вывод команды в МХЛ А. Мы ведь когда в МХЛ-Б играли, занимали последнее место. Так ребята бы там поиграли, встали бы с колен, потом бы пошли дальше. Но у нас убирают из состава своих воспитанников, привозят игроков таких же, если не хуже. А зачем? Они нам не помощники. А своих распускаем, и многие закончили с хоккеем. Денег много, а ничего нет.

 Лично для вас непопадание «Торпедо» в плей-офф нынешнего сезона стало сюрпризом?

 Огромным сюрпризом! На чемпионство я, конечно, не рассчитывал. У нас с Фахрутдиновым товарищеские отношения, я с ним разговаривал, и он считал, что собрал хорошую команду. Но я чувствовал, что в душе он понимал, что ни о каком первом месте и речи быть не может. Ещё тогда он говорил о том, что ему не хватает хорошего центрфорварда, пары защитников и не знал, что делать с вратарями. А почему отпустили Смирягина? Он-то нас выручал, был настоящим профессионалом! Ответа нет.

 Василий Васильевич Васильченко в интервью нашему порталу дал крайне негативную оценку нынешнему положению дел в хоккейной школе…

 Хотел бы ещё сказать про Васильченко, который 43 года отработал в школе. Плохо или хорошо – решать не нам. Но он сделал два хороших выпуска. Проводили бы его на пенсию достойно! По-человечески. Плохого для нашего хоккея он ничего не сделал, только хорошее. И когда мне сейчас говорят, что от него исходит негатив, я отвечаю, что это не его негатив, а ваш! Если вы о таком развитии дел знаете, и ничего не делаете, то это – ваши нюансы! А Васильченко прав в вопросе о методике. Это не та методика, что нам нужно. Это видно! Она реально устарела, а методистами работают люди пенсионного возраста. А хоккей вырос ого как! Методисты же, и конкретно Вадим Алексеевич Куликов, остались в 70-х. Куликов – хороший человек, но как методист он уже в прошлом. Методист – это передовик, который должен вносить новшество в хоккей. А что Вадим Алексеевич может ввести нового? Я не могу вспомнить ничего хорошего, что бы за два года сделал Куликов.

 В 90-х годах в нашем хоккее совершенно не было денег. Но был хоккей. Что было у нас тогда, что позволило удержать игру на плаву, и чего нет сейчас, когда мы теряем хоккей при огромных финансовых вливаниях?

 У нас был очень хороший руководитель Валерий Николаевич Шалыгин. Он и тренер был от Бога, и президентом клуба был от Бога. Он из Дворца спорта просто не уходил. Он старался всех объединить, создать тренерский костяк: Домрачев, Фролов, Копцов, Мелихов, Васильченко и так далее. Был молодой Шаянов, которому помогали все. И Валерий Николаевич не чурался всех выслушивать. То же самое сохранилось и при Трегубове. У нас был тренерский совет, на котором мы решали все вопросы. Все стояли друг за друга, тренеры общались между собой в любое время суток и по любым вопросам. Взаимовыручка была на высшем уровне. Слабым звеном у нас был Николай Мышагин, но и он работал. Недолго, правда.

 На ваш взгляд, какой из кризисов опаснее для будущего команды: который был в 90-е, или же тот, что разразился сейчас?

 Сейчас гораздо опаснее. Однозначно. У нас начало заниматься намного меньше детей. Я не знаю, как вообще можно было просто думать о том, чтобы брать деньги с ребят, которые только пришли знакомиться с хоккеем. Ещё неизвестно, понравится ли ему хоккей, а с него уже берут деньги! Для кого-то 10 тысяч – много, для кого-то нет. Но я не понимаю этого. Как не понимал и того, когда начали вдруг ставить забор вокруг Дворца спорта. Нигде в мире, где я был, ни один спортивный объект не огорожен. Всё сделано для того, чтобы человек проявил интерес и пришёл. Только в постсоветском пространстве спорт отгораживают от народа. В 2000-х был момент, когда родителей, дедушек и бабушек, заставляли платить за посещение тренировок. Тоже я этого не понимал.

 Если бы в тот момент была плата эквивалентная нынешним 10 000 тенге, вы бы Женьку отдали в хоккей?

 Мы – хоккеисты, поэтому отдали бы при любых раскладах. А вот другие – вряд ли!

Дата и время публикации: 
04.03.19
Раздел: 

Комментарии

Аватар пользователя kardan
Опубликовано вт, 03/05/2019 - 10:18 пользователем kardan
Алексей, Ернур огромное спасибо за Ваши статьи и их размещение. Отдельное спасибо Виктору Набокову за честное и прямое интервью. Может быть взять интервью и у остальных ветеранов Торпедо, хотя бы они смогут сказать правду и своё профессиональное мнение о ситуации. Трудно конечно рассчитывать на интервью тренеров, которые в данный момент работают под руководством велопекаря.
Аватар пользователя Gubanov Alex
Опубликовано вт, 03/05/2019 - 16:13 пользователем Gubanov Alex
Спасибо за добрый отзыв! Будем стараться
Новости
«Торпедо» прокомментировало ситуацию с приездом в город Леонида Метальникова вместе с Кубком Петрова.
23.05.2019
Мұндай шешім кеше Лозаннадағы Халықаралық Олимпиада комитетінің отырысында шығарылды.
23.05.2019
Говорите, спорт вне политики? Как бы не так!
23.05.2019
Қазақстандық еркін күрес шеберлері Италияда өткен жастар арасындағы «Matteo Pellicone Memorial» турнирінде жүлдені молынан алды. Оның ішінде шығысқазақстандық спортшылар да үздік нәтиже көрсетті.
23.05.2019
Леонид Метальников привёз Кубок Владимира Петрова в свой родной город, чтобы показать его всем болельщикам.
23.05.2019
Экс-главный тренер женской усть-каменогорской волейбольной команды «Алтай» теперь станет самой большой для неё угрозой.
22.05.2019