В нынешнее межсезонье волейбольный клуб «Алтай» пополнила уже было закончившая карьеру игрока Ольга Дробышевская, ставшая ещё и самой результативной волейболисткой в Кубке Казахстана и лучшим игроком нашей команды в стартовом туре Национальной лиги. Представляем вашему вниманию первое интервью пятикратной чемпионки Казахстана, вице-чемпионки Турции и бронзовой медалистки Азиатских Игр-2010 на усть-каменогорской земле.

- В уже опубликованных интервью с вами мы уже нашли информацию о том, что в волейбол вы пришли в 12 лет. А можете вспомнить, когда вообще вы впервые услышали слово «волейбол»?

- Наверное, в первом классе. На самом деле впервые попробовала себя в этом виде спорта ещё в начальной школе, но на тренировки ходила только две недели. Наверное, была ещё слишком мала, чтобы всерьёз погрузиться в спорт, и я попросила родителей уйти с этого вида спорта. Как такового волейбола там было очень мало – проводили какие-то эстафеты, подготовительные упражнения, и меня это не захватило.

- В классе были самой высокой?

- Да, конечно! Тренер очень долго за мной бегал, потому что я и в садике была выше всех, и в школе. Тренер у нас Любовь Николаевна Перебейнос – большой фанат волейбола, поэтому они вместе с мужем реально обходили все школы в поисках перспективных детей.

- Вместе с другой теперь уже экс-волейболисткой «Алтая» Алесей Сафроновой тренировались в одном потоке?

- Да, виделись мы часто на тренировках, но плотно общаться начали, как ни странно только когда перебрались в Казахстан.

- Вы начали заниматься волейболом в 90-х годах, когда экономика стран СНГ просто рухнула. Какие-то воспоминания о том времени остались?

- Я была ещё очень маленькой, так что не сказала бы, что запомнилось многое. Но жили мы очень скромно. Была, например, одна пара кед на несколько лет, пока подошва не протрётся настолько, что бегаешь как будто босиком. Наколенники шили из обычной мочалки. А нога растёт неумолимо быстро, а форма «сгорает» просто на глазах. Но ничего, нам тогда казалось, что это – нормально и так все живут. Это сейчас мы понимаем, глядя на то, как дети растут и развиваются, что у них совершенно другие условия.

- Что заставило пойти на смену гражданства?

- Меня привлекло в первую очередь возможность развития как волейболистки. Мне всегда хотелось играть на самом высоком уровне, выступать на Чемпионате Мира, на других мировых форумах, Олимпиаде. Поэтому когда поступило такое предложение, я, конечно, долго думала, всё-таки «не ближний свет», далековато от родных и близких.

- Возможность сыграть на Играх в Пекине было определяющим фактором, заставившим вас поменять гражданство?

- Да, но, я Игры всё-таки пропустила из-за той дисквалификации, связанной со сменой гражданства. Играть же смогла только после завершения главного старта четырёхлетия.

- Сейчас, спустя 11 лет, можете ли назвать ошибкой то решение о форсированной смене гражданства?

- Нет, ни в коем случае не считаю это ошибкой. В принципе не привыкла сожалеть о  том, что было сделано в жизни. Что было – то было. Какие-то моменты, может быть, и стоило поменять, чтобы не было такого громкого скандала, но по большому счёту не жалею ни о чём.

- До того как вы приехали в Казахстан, что вы слышали о волейболе нашей страны?

- Особо ничего не слышала. Но помню, что до поездки в Казахстан я активно занималась пляжным волейболом, и на одном из международных турниров во Франции мы играли против казахстанской пары. В этом матче нам удалось одержать победу, наверное, единственную в нашей международной карьере в пляжном волейболе (смеётся). В тот момент я ещё даже и предположить не могла, что когда-то буду играть за сборную Казахстана. Только когда мне поступило предложение о смене гражданства, только тогда начала наводить справки и поняла, что это, на самом деле, большая индустрия.

- А какие-то ожидания были перед тем как поехать сюда?

- Каких-то иллюзий и планов я не строила. Мне был только 21 год, я была полна желания играть за сборную, поездить за границу, особенно в Азию, где я до этого была всего лишь один раз в жизни. Мне это всё было безумно интересно. Я приехала в Казахстан, и уже через полгода отправилась на Чемпионат Мира. Ощущения были просто супер, так что ничего кроме положительного я сказать не могу.

- Вы приехали в «Рахат»?

- Да, за эту команду я сыграла всего три месяца, после чего отправилась в чемпионат Турции. Но мне было важно получить свободный трансфер для продолжения карьеры в Европе, а не играть в чемпионате Казахстана, который на тот момент был довольно слабым, играли всего четыре команды. И мне всё это предоставили без проблем.

- Но ведь сборная Украины на тот момент котировалась повыше, чем казахстанская, почему в спортивном плане наша сборная вам показалась более предпочтительной?

- Украине было тяжелее пробиться на такие турниры как Гран-при, как Чемпионат Мира. Сборная Украины никогда там не участвовала. Максимум, на что можно было рассчитывать – участие в Чемпионате Европы. С Казахстаном я получила возможность попробовать себя на самом высоком уровне.

- Поговорим о турецком этапе вашей карьеры. Как удалось влиться в совершенно иную культуру?

- Я провела там три сезона в команде «Тюрк Телеком». Вписала очень даже неплохо, всё-таки всегда были рядом русскоговорящие люди, например, Мамадова. Нагрузки, конечно, были колоссальные, как и у всех легионеров, но для молодого организма это было не страшно. Кода я приехала в команду, она закончила чемпионат на пятом месте, в общем, это был коллектив среднего уровня. Но при этом имели право участвовать в Еврокубках, и этим были довольны. Но затем руководство клуба захотело большего, пригласили более опытных игроков, за счёт этого мы выигрывали даже у суперграндов, включая чемпионов страны. Мы стали даже вторыми, но владельцы клуба думали только о чемпионстве, поэтому после второго места команду просто закрыли.

- Дисквалификация на игры за турецкие клубы не распространялась?

- В чемпионате Турции – нет, однако когда мы вышли в Лигу Чемпионов, то здесь у международной федерации появились вопросы. Я не могла выступать в Еврокубках, и пока моя команда играла на международном уровне, я на три месяца вернулась в «Рахат», чтобы окончательно «утрясти» все проблемы с гражданством. Всё это улеглось, и в следующем сезоне всё было в порядке.

- О потерянной Олимпиаде не жалеете?

- Конечно, жалею! Всё лелеяла надежду на то, что Казахстану удастся договориться, но этого не случилось.

- Вы давненько не выступали за сборную, но сейчас появилась информация о том, что вы готовы вернуться в сборную. Насколько эта информация правдива?

- Да, я готова к выступлениям, и если команда будет во мне заинтересована, я, безусловно, буду выступать за сборную Казахстана. Просто до этого у меня был декретный отпуск, маленький ребёнок, и мне сложно было от всего этого отойти. Играешь год чемпионат, затем сразу начинается международный сезон, в итоге год видишь ребёнка только урывками. Я этого не хотела.

- Вы, кстати, строгая мама, или балуете дочку?

- Приходится «комбинировать». Вроде бы понимаешь, что в некоторых моментах нужно быть построже, но так как это – девочка, а я и так слишком редко её вижу, то не хочется «включать» «строгую маму». Приходится искать баланс, ведь избалованного ребёнка растить тоже не хочется.

- Как в вашей карьере появился «Алтай»?

- Честно говоря, я до этого момента даже не рассматривала возможность, что  в моей жизни снова появится волейбол. Я была в декрете, много времени проводила дома, и мне это очень понравилось. Но мне позвонил директор, сделал очень хорошее предложение, тем более что «Алтай» - сильный клуб, который всегда ставит перед собой только самые высокие задачи, поэтому вновь захотелось почувствовать себя игроком. При этом всё происходило очень быстро. 25 августа у нас начались сборы в Турции, а звонок с предложением прозвучал только за неделю до сборов! Жизнь перевернулась с ног на голову! На сборах было очень тяжело, особенно после годичного простоя. Но ничего, я думала, что будет хуже.

- Но ведь за год до этого главный секретарь казахстанской федерации волейбола рассказал о том, что вы объявили об уходе из большого волейбола. Что тогда заставило принять столь серьёзное решение?

- Причин было несколько. Появились проблемы со здоровьем, хотелось быть рядом с семьёй, потому и приняла такое эмоциональное решение. И решила вернуться в Украину.

- В команде сложилась очень интересная ситуация: у нас есть три суперзабивные волейболистки: Сана Анаркулова, вы и ожидаем возращения с новым паспортом Юнески Роблес Батисты. Как будете делить место на площадке?

- Не знаю. Делить, наверное, будет тренер. Всё будет, как он скажет.

- В нынешнем году Чемпионат Казахстана проходит под девизом: «Все против «Алтая». Волейболистки это ощущают?

- Это проявляется в том, что каждая команда играет с нами, как в последний раз. Пока ещё не было таких игр, которые можно было бы отнести к разряду проходных.

- Тем не менее, победная серия у «Алтая» очень даже впечатляющая. На чём она держится: на морально волевых качествах или спокойно за счёт мастерства распределяете нагрузку?

- Да всё вместе, наверное. Усталость, конечно, серьёзная. Я уже давно не помню такого марафона, чтобы в сжатые сроки мы отыгрывали и Кубок Казахстана, и через неделю был уже Суперкубок, а затем ещё и семь матчей в туре играть с одним выходным.

- Рука ещё не отваливается?

- Отваливается уже и рука, и нога. Из зала просто выползаем. А восстанавливаться всё тяжелее и тяжелее.

- В Кубке Казахстана, который проходил в Усть-Каменогорске, вы набрали наибольшее количество очков. Сами от себя ожидали такой прыти уже сейчас, на старте сезона?

- Нет! Я пока не увидела эту статистику, даже и не задумывалась о личных показателях.

- Учитывая важность семьи в вашей жизни, наверное, ваши близкие теперь с вами и в Усть-Каменогорске? Приходилось читать о том, что ваш муж – настоящий муж «декабристки», всегда находится рядом с вами.

- Да, конечно. У нас, по сути, и выбора-то не было. Жить на расстоянии с семьёй – это вообще не вариант для меня. И супруг меня в этом поддерживает.

- Что знали об Усть-Каменогорске до этого?

- До предложения из «Алтая» я была здесь всего один раз, так что сложившегося мнения о городе у меня не было.

- Можно ли сказать, что сейчас вы для себя наш город уже открыли? Появились ли любимые места?

- Какие любимые места могут быть у семьи с маленьким ребёнком? Какие-то детские игровые комплексы, детские центры. В выходной день стараемся выбраться семьёй куда-то, где ребёнку будет интересно.

- Вы успели поиграть в «Рахате», «Иртыш-Казхроме», «Жетысу», «Астане» и теперь ещё и в «Алтае». На ваш взгляд, в каком из клубов организационная работа поставлена наилучшим образом?

- В «Жетысу» всё было великолепно и казалось, что лучше и быть уже не может, по после перехода в «Алтай», я поняла, что с Усть-Каменогорском никто не может сравниться в плане организации.

- Вы успели выиграть клубный Чемпионат Азии. В мае «Алтай» принимал этот турнир у себя, но чемпионом не стал. Какие звёзды сошлись, какие условия были созданы тогда, в год вашего триумфа на уровне Азии?

- Мы тогда были сыграны едва ли не идеальным образом. Чувствовали друг друга плечом. Хоть у нас и были игроки, которые уезжали играть в иные чемпионаты, старый опыт совместной игры никуда не девался при этом. Именно за счёт этого мы и стали сильнейшими.

- В Казахстане почти всегда существовал какой-то суперклуб, который собирает у себя все сливки нашего волейбола и никакой альтернативы кроме победы в первенстве не имеет, предоставляя остальным делить только серебряные и бронзовые медали. Сейчас таковым является «Алтай». Насколько, по-вашему, это полезно или вредно для развития волейбола в Казахстане?

- Я, честно говоря, не понимаю, когда  в адрес таких клубов, которые занимают первые места, которые обладают финансовой стабильностью, звучат обвинения в стиле: «вот вы всех собираете, и выигрываете»! А почему нет? Почти в каждом чемпионате есть клубы, которые могут дать игроку и волейболу в целом немного большее. Да, этот клуб получит любого игрока, которого пожелает. Но мяч-то всё равно круглый, все могут бороться! Взять тот же «Алтай» - клуб, ведь, развивает волейбол! Когда вообще в Казахстане такое было, чтобы занимались с детьми, например, команда, «Алтай-3». Приятно посмотреть на то, как дети занимаются под руководством такого специалиста! Любители волейбола радоваться должны, что идёт развитие, растёт молодёжь!

- Это всё зависть?

- (Смеётся) Это  всё зависть, да! Тем более, что всё это положительно сказывается в итоге на сборной страны!

- Было ли в волейбольной карьере событие, которое разделило жизнь на «до» и «после»?

- Так как я не играла на Олимпиаде, то, наверное, нет, но очень памятным событием стало третье место на Азиатских Играх в 2010 году. Это, конечно, было нечто. За бронзовую медаль мы играли, как ни странно, с Северной Кореей. Мы к этому очень долго шли, готовились, и для нас на тот момент это была вершина карьеры.

- Ольга Дробышевская на площадке и дома – это два разных человека?

- Я бы так не сказала.

- Добрая, мягка и покладистая?

- Для своих – да (смеётся)! Но на соперников злиться умею.

- Свободное время, которое остаётся для себя, чем заполняете?

- Книги читала я до рождения ребёнка. Я очень люблю готовить. В последние годы меня это прямо-таки захватило. Тем более, что дочка тоже любит в этом поучаствовать, так что у нас отличные мастер-классы получаются. С ней мы уже научились печь печенье, все эти формочки она уже освоила. Творожная запеканка – вообще любимое её блюдо, и она с удовольствием его готовит. Блинчики тоже с удовольствием печёт.

- Чем занимается в Усть-Каменогорске супруг?

- Ну, конечно, он много времени проводит с дочкой. Но он очень здорово играет в теннис. Хоть и не на профессиональном уровне, но очень силён. Так что приехав сюда, в первую очередь разузнал где здесь теннисный центр. Недавно, кстати, выиграл любительский чемпионат Усть-Каменогорска!

- Ого! Обыграл даже нашего супергранда Сергея Лучшева?

- Да, причём довольно-таки легко и убедительно – 6:1, 6:0!

- Вы как-то говорили о том, что у вас незаконченное высшее образование. Что-то с тех пор изменилось?

- Как раз перед тем как получить предложение о «Алтая», мне предложили закончить-таки процесс получения образования и стать дипломированным тренером, и я даже успела дать согласие. А прервала я процесс обучения на третьем курсе ещё в 2006 году. Но, видимо, пока не судьба мне стать образованным человеком (смеётся). На самом деле, я четыре курса отучилась на специальности «финансы», но затем отправилась в другую команду, а так как предыдущая команда была сформирована при университете, в котором я училась, меня быстро отчислили. Только потом, при поддержке мужа я поступила на получение спортивного образования. Но, честно говоря, в качестве тренера я себя пока не воспринимаю. Если только с совсем маленькими детьми.

- А на диетах сидеть приходилось?

- На самом деле, нет никаких диет. Когда чувствуешь, что пошёл лишний вес, просто закрываешь рот, и всё (смеётся). Просто нужно постоянно себя контролировать в плане количества и качества питания. Только так.

- Мечта о салоне красоты так и осталась мечтой?

- Пока – да. Всё, что я пока сделала в этом направлении – навела кое-какие справки. Так как я живу на Украине, а там сейчас совсем непростая ситуация, и начинать что-то большое с вложением средств просто опасно. Можно очень легко «прогореть». Но эту мечту я не отпускаю.

- Смотрели фильм «Пока не сыграл в ящик»? Если бы вы составляли список самых заветных желаний, которые нужно исполнить, какое желание заняло бы у вас первую строчку?

- Может быть, я буду очень банальной, но у меня первой мечтой будет съездить в Париж, основательно там погулять, проникнуться местной атмосферой. У меня дома висит картина с парижскими пейзажами. Я там была, но проездом, скоротечно, в суете. А хочется спокойно, не в спортивном костюме, а в платье походить по улочкам, приехать туда не со спортивной сумкой, а с небольшим чемоданчиком, чтобы уехать оттуда с большим чемоданом.

 

Алексей Губанов

Фото автора

02.12.17 13:30     Раздел: Волейбол     Просмотров: 398
Тэги: волейбол | Ольга Дробышевская | ВК | интервью
leftСайт www.vksport.kz защищен Законом Республики Казахстан от 10 июня 1996 года № 6-I "Об авторском праве и смежных правах"
Яндекс.Метрика

Использование материалов
vksport.kz - без письменного разрешения запрещено.