Главная

От штыка – к сабле

Аватар пользователя Gubanov Alex
Журналист
Алексей Губанов
Сегодня всё прогрессивное человечество отмечает знаковую дату – 74-летнюю годовщину со дня Победы в самой страшной бойне в истории человечества – Великой Отечественной Войне. В истории спорта Восточно-Казахстанской области стоит выделить одного человека, который познал на себе ужасы военного времени – первого Олимпийского Чемпиона в истории ВКО Якова Рыльского.

Сам Яков Ануфриевич родился в селе Александровка нынешнего Глубоковского района 25 октября 1928 года, и в боевых действиях участие принять не успел – на момент завершения войны ему было всего 16 лет, но продлись Великая Отечественная чуть дольше, его не миновала бы чаша сия. Уж уклонистом он точно не был, и уже через год после Победы он вошёл в ряды победносной Красной Армии. Но что он успел пережить в те годы, когда фашисты проводили свой «блицкриг» и последующие попытки по захвату нашей необъятной Родины, боюсь, теперь не расскажет никто. Но хорошо тогда не жилось ни одной советской семье. Но наверняка именно тогда в характере Рыльского было заложено стремление только к победам, и он стал одним из первых представителей послевоенного поколения спортсменов, ковавших славу спорта СССР.

Вот что пишет о нашем знаменитом земляке газета «Советский спорт»:

Сельский паренек Яша Рыльский пришел в фехтование по всем меркам очень поздно. В 18 лет, будучи солдатом срочной службы, он увлекся фехтованием на штыках (а тогда штыковой бой был обязательным атрибутом армейской физподготовки), и однажды во время солдатских занятий в динамовском зале Якова заметил Иван Ильич Манаенко, тогдашний старший тренер ЦС «Динамо». В те времена соревнования по фехтованию винтовками с эластичным штыком входили в программу чемпионатов СССР, но тренерская интуиция подсказала Манаенко, что талантливого парня надо перевести в саблю. И она его не подвела: через три года, на чемпионате СССР 1953 года, Яков Рыльский выиграл золотую медаль и на долгие годы забронировал себе место в составе национальной команды.

Рассказывает Галина Горохова, трехкратная олимпийская чемпионка:

 Когда я начала заниматься фехтованием, за плечами Рыльского уже было участие в Олимпийских играх 1956 года, где он в составе команды завоевал бронзовую медаль. С той Олимпиады наши саблисты вернулись с двумя бронзовыми наградами: в личном зачете на третью ступеньку пьедестала поднялся Умяр Мавлиханов. А через два года Яков стал первым в истории этой фехтовальной дисциплины советским чемпионом мира. Случилось это в Филадельфии, где в перебое за первое место он с «сухим» счетом обыграл партнера по сборной СССР Давида Тышлера.

По-настоящему этот успех могут оценить только те, кто знает, что собой представляло в то время фехтование на саблях. Это был единственный неэлектрифицированный вид фехтования, судейство которого осуществлялось визуально со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не буду вдаваться в детали, поверьте на слово: несовершенство правил определило миллион способов судейского мошенничества. При желании служителям Фемиды ничего ни стоило не засчитать удар, нанесенный тем или иным спортсменом. Да и времена тогда были, не забывайте, какие! Закрытое общество, «железный занавес»… Не много, прямо скажем, у нас было друзей среди зарубежных судей, искренне радовавшихся нашим успехам…

Да и в сугубо спортивном плане моду в фехтовании на саблях тогда диктовали венгерские спортсмены. Были венгры и все остальные. Подчас они и ударов-то не наносили, «рубили» воздух, а судьи уже поднимали руки, фиксируя очко.

Пробиться в таких условиях на пьедестал было почти немыслимо. Но Яков пробился. Великий все-таки был спортсмен!

Он вполне мог выиграть на Олимпийских играх в Токио золотую медаль и в личном зачете, если бы… не боялся крови. Уже в финале в первом же бою ему нечаянно рассекли голову. Сняв маску и увидев кровь, Яков на глазах у всех потерял сознание. В чувство, конечно, его привели быстро, но далее он просто не смог фехтовать. В каком-то трансе выходил на дорожку и тем не менее умудрился занять четвертое место.

Шанса отыграться в личных олимпийских соревнованиях ему больше не представилось. Игры 1964 года стали последними в его карьере. В Мехико он уже не попал, так же, как и на чемпионат мира 1967 года в Монреале. Тогдашний старший тренер сборной Лев Сайчук начал, мягко говоря, ставить палки в колеса ветерану команды (в 67-м Якову было уже 39 лет), подыскав ему замену в лице Владимира Назлымова. И судьям, я отвечаю за свои слова, была поставлена негласная задача: убрать Рыльского.

Весьма показательный в этой связи эпизод произошел на тренировочной базе в Стайках, где сборная готовилась к чемпионату мира 1967 года. В одном из квалификационных боев Яков нанес чистый удар сопернику (по-моему, это был Назлымов), но судьи его не зафиксировали. Через некоторое время история повторилась. А после того, как не был засчитан и третий удар, Рыльский остановился, снял маску и попросил судей подойти к нему. Дождавшись, когда те выполнили просьбу, громко, чтобы все слышали, сказал: «Вот вы между собой разберитесь, кто из вас крайний, а из меня крайнего делать не надо…» После этих слов ушел не только с дорожки, но и из зала. А вечером вообще уехал в Москву…

Вот такой был человек. Он умел одним-двумя точными словами дать исчерпывающую оценку любому событию. Все видел, все понимал и чувство юмора у него было необыкновенное, фирменное, я бы сказал. Очень трудно сейчас это передать словами: Якова надо было видеть и слышать.

И выпить он, конечно, очень любил. После соревнований подходил к молодому спортсмену: «Слушай, ты сколько раз? Ни одного? А я – трижды… Сбегай через дорогу в магазин, потом поговорим...» «Трижды» – это имелось в виду количество побед на чемпионатах мира.

Фехтовальщик, конечно, был от бога. Мы командами приходили смотреть, как фехтует Рыльский. Его движения на дорожке были элегантными, красивыми, благородными. Любой его бой – как показательный урок, достойный учебного пособия по высшему спортивному мастерству.

А когда требовала ситуация, он мог и проучить. Был в те времена саблист по фамилии Лейдман. Удары своим соперникам наносил страшные, словно дерево обрабатывал. Все тело после встреч с ним было в синих полосах…

И вот как-то в поединке с Рыльским Лейдман как всегда совершенно неоправданно нанес очень болезненный удар. Яков снял маску: «Лень, все нормально?». «А что?» – сделал удивленное лицо тот. Видя, что товарищ не понимает, Рыльский надел маску, встряхнулся весь, и во время атаки Лейдмана со всего маху врезал ему саблей. Леонид аж до потолка подпрыгнул. А Яков как ни в чем не бывало: «Что случилось, Лень? Неужели больно?» После этого в боях с Рыльским Лейдман уже не позволял себе подобного.

После окончания карьеры у Якова была возможность поработать тренером в одной из латиноамериканских стран. И вроде бы Манаенко дал поначалу согласие на этот отъезд, но потом почему-то передумал. Не захотел отпускать своего любимого ученика: рассчитывал, наверное, на то, что из Рыльского получится достойный помощник. Супруга Якова, Лида Николаевна, до сих пор в обиде на Ивана Ильича: говорит отпустил бы тогда Яшу, может быть, послеспортивная судьба у того сложилась бы иначе. А так, все пошло как-то наперекосяк. Тренера из великого фехтовальщика не получилось. Взяв в ученики незрелого спортсмена, Яков попытался сделать из него мастера высокого класса, а когда не сложилось, испытал сильнейшую апатию. Пить начал очень прилично.

Кончилось все это серьезным разговором с Манаенко, который предложил своему бывшему подопечному определиться: или работать как следует, или…

В итоге он из «Динамо» ушел. Сидел некоторое время дома, присматривая за двумя сыновьями, а потом устроился работать в ЦСКА. Насколько я знаю, рабочим по спортсооружениям. Из ЦСКА он и вышел на пенсию.

Через некоторое время начались серьезные проблемы со здоровьем: стали отказывать ноги. Я думаю, что виной всему был все-таки алкоголь. В свое время Яков ведь был человеком огромной физической силы, и надо было еще умудриться, чтобы загубить такое здоровье…

Я вспоминаю одну из наших последних встреч, которая произошла в январе 1999 года на традиционном турнире «Московская сабля». Якова Ануфриевича вызвали на сцену для награждения каким-то ценным призом. Так получилось, что я в тот момент сидела сзади и сначала увидела Рыльского со спины. У него всегда была мощная шея, я даже шутила на этот счет: «Яш, тебе с такой шеей надо было борьбой заниматься». А тут от нее остался тоненький стебелек. Я еще, помнится, засомневалась: а Яков ли это?

Увы, это был он. Сейчас уже понятно, что тогда он уже был смертельно болен и на «Московскую саблю» пришел, словно попрощаться со всеми.

Сейчас, кстати, на этом турнире учрежден приз Якова Рыльского, который каждый год вручают динамовцы.

Когда умер Мавлиханов, дружбу с которым Рыльский пронес через всю жизнь, я решила позвонить Якову, узнать, дошла ли до него эта печальная весть. Однако к телефону никто не подходил. А на следующий день, в день похорон Умяра, Яков сам набрал мой номер: «Правда, что Минька умер?», — спросил он. Я начала убеждать его, что время еще есть, что за час он успеет добраться до мечети, где отпевали Миньку, но Яков лишь молчал. А я потом только узнала, что в те дни он практически уже не мог ходить.

…Он ушел тихо, как и жил в последние дни, пережив своего лучшего друга на три с половиной месяца. Послал сына в магазин купить бутылку «Боржоми», выпил и умер.

 

ИЗ ДОСЬЕ ГАЗЕТЫ «СОВЕТСКИЙ СПОРТ»

РЫЛЬСКИЙ Яков Ануфриевич

Один из лучших фехтовальщиков мира конца 50-х, середины 60-х годов. Первый советский саблист, ставший чемпионом мира в индивидуальном зачете (1958). Родился 25 октября 1928 года в селе Александровка Верхубинского района Восточно-Казахстанской области. Заслуженный мастер спорта (1961). Выступал за московское «Динамо». Фехтованием начал заниматься в 1950 году. В сборную СССР входил с 1953 по 1966 г. Олимпийский чемпион 1964 года и "бронзовый" призер 1956 года в командных соревнованиях. Четырехкратный чемпион мира в личном (1958, 1961, 1963) и командном (1965) зачетах. В командных соревнованиях по фехтованию на саблях пять раз удостаивался серебряных медалей (1957, 1958, 1961, 1963, 1966) и трижды – бронзовых (1955, 1959,1962). "Бронзовый" призер командного Кубка Европы-66. Чемпион СССР 1954, 1955, 1957 и 1958. Победитель I Спартакиады народов СССР (1956). Награжден медалью «За трудовую доблесть».

Дата и время публикации: 
09.05.19
Новости
Вчера поздно вечером в Будапеште завершился первый этап командных соревнований по фехтованию на шпагах. Сегодня будут разыграны награды, однако в дележе медалей сборная Казахстана, увы, не поучаствует.
22.07.2019
Результат, как говорится, налицо. Впрочем, не только на лицо.
21.07.2019
Молодёжная сборная Казахстана поражением завершила выступление на Чемпионате Азии.
21.07.2019
В Будапеште постепенно подходит к концу Чемпионат мира по фехтованию. Двое фехтовальщиков на шпагах из Усть-Каменогорска сумели проявить себя наилучшим образом на этом первенстве.
21.07.2019
Пару дней назад пришла приятная новость о том, что в родной город как минимум на один сезон вернётся центрфорвард Дмитрий Гренц. Сможет ли он нивелировать переход в «Барыс» Аркадия Шестакова?
20.07.2019
Двое представителей профессионального клуба «Алтай Атлетикс» помогли казахстанской эстафете обновить один из самых старых рекордов страны.
20.07.2019