Главная

Иван Иванов: «Страшно, вдруг меня ударят»

Аватар пользователя Gubanov Alex
Журналист
Алексей Губанов
Иван Иванов – человек невероятно обаятельный. Он подкупает своей тотальной открытостью как в секторе, так и вне его, находясь перед диктофоном. Итак, человек без фальши, в беседе с нашим корреспондентом в эксклюзивном интервью для VKsport.kz.

Откуда всё это?

 

– Сейчас ты, вероятно, самый большой атлет Казахстана с ростом 2,03 м и весом 150 кг. А какими были твои параметры при рождении?

– Вот не поверишь – 51 см и 500 граммов веса! Совершенно обычные параметры! При этом рост мамы – 1,67 м, а отца – 1,76 м. Казалось бы, откуда? Да ладно я! Сестрёнке сейчас 15 лет, а рост у неё уже 1,77 м! Про размер обуви я уже вообще молчу. В Казахстане найти обувь очень проблематично.

– А если серьёзно, какой размер?

– 49-й. Настоящий 49-й размер.

– Каким было твоё детство в родном Уштобе?

– Вполне обычным. Пацанятами мяч во дворе постоянно гоняли. Родителям нас домой загонять было просто невероятно тяжело. Всегда с друзьями старались показать друг другу кто быстрее, кто сильнее. У нас была своя «компашка» на улице Садовая, четыре друга, и самый маленький из нас имел рост 188 см!

– Ничего себе!

– Как-то вот так совпало: 188 см – 196 см – 200 см и у меня 2,03 м. Вот такая «бригада» была, и мы везде старались держаться вместе. Городишко-то у нас небольшой – 30 тысяч населения. Чем там заниматься? Моя спортивная жизнь началась с дзюдо, первый тренер – Роберт Андреевич. Несколько лет я провёл на татами. Затем попал в баскетбол, волейболом занимался. И только потом, лет в 14, попал в секцию лёгкой атлетики. Получилось так, что был чемпионат области, и нужно было кому-то за команду выступить. Меня попросили, и я вышел в секторе. Ни разу до этого момента не брал ядро в руки и стал пятым на области. Причём, я был 1992 года рождения, а соревновался с толкателями на три года старше. Немного проиграл. Ядро было весом пять килограммов, и результат до сих пор помню – 9,99 м! Через месяц я снова стал пятым, но уже в Чемпионате Казахстана по своему возрасту. Вот тогда мне и понравился этот вид спорта. Ещё через полгода я был третьим на республике, а через год я уже выиграл в своём возрасте. Получается, это не я пришёл в лёгкую атлетику – это она пришла в мою жизнь (смеётся). И вот уже мне 28 лет, но в нашей дисциплине в этот момент спортсмены только начинают развиваться.

– Вы были хулиганистой компанией?

– Ты знаешь, нет. Мы всегда были очень дружны и добры друг к другу и окружающим. При этом мы все были разного возраста, и учились в разных школах. Может, если бы в одной школе учились, то и хулиганили бы. Да и интересы были разные: я – в спорте, двое – в учёбе. Причём, один сейчас продолжает учиться в Китае, второй из них мосты строит в России. Но нас всегда объединяла настоящая мужская дружба.

– Но есть и обратная сторона медали. На таких добрых здоровяках настоящие хулиганы всегда стараются самоутвердиться. Было такое?

– Нет, единственное, что бывало – нас постоянно пытались увести в другую компанию. Но мы не поддавались. Да и о каких хулиганах может идти речь? В деревне, в которой все друг друга знают. Бывало, конечно, что насмотрятся боевиков, и все становятся хулиганами на время (смеётся).

 

Как ты к нам не попал?

– Чем занимались твои родители?

– Мама у меня работает в центральной районной больнице сестрой-хозяйкой. По здоровью она никогда сама спортом не занималась. Отца я не помню, он погиб в 1996 году. Он гнал машину из Германии, попал в аварию и разбился. Были проблемы с сердцем у него, видимо, не выдержал нагрузки. Мне было всего четыре года, и помню только какие-то смутные картинки с отцом. Меня воспитал отчим, но я его считаю отцом. Он, кстати, тоже занимался дзюдо, работал, как и мама, в центральной районной больнице сантехником. Спортивным был у меня и дед по материнской линии. Он в своё время занимался культуризмом, даже покупал советские журналы по этому направлению. А больше у меня в семье никто спортом не занимался. Сестрёнка (Екатерина Осипова) вот сейчас играет в волейбол, но больший приоритет она отдаёт учёбе.

– Жили в частном доме?

– Да, но большого хозяйства не держали. Был у нас огородик пять соток, где сажали картошку. Картошку, кстати, до сих пор не люблю! Скотину никогда не держали. Мама, когда была маленькой, жила в семье, в которой было несколько коров, 25 соток земли. Так что, думаю, ей уже тогда всего этого хватило. Да и сейчас, что самому сажать огород, что в магазине купить – стоить будет одинаково. Сам, было время, держал кроликов. Родители держали курей. Но не более того.

– Алматинская область – это, в первую очередь, центр развития тяжёлой атлетики…

– Да, и Уштобе – в частности, но как-то так получилось, что не попал я туда. Потом, уже когда я занимался спортом, мы тренировались в зале для тяжёлой атлетики, мы делали упражнение со штангой, один тренер подошёл ко мне и говорит: «Вот я смотрю на тебя, и не понимаю, как ты не попал к нам? Ты же готовый «тяж»: быстрый, сильный. Мы таких ищем где-то, а ты ходил у нас под носом, и не попал к нам»! Наверное, свыше так было предначертано. Да и, честно говоря, лёгкой атлетикой интереснее заниматься, чем всё время находиться в зале. У нас тренировки и в помещении, и на улице. Я вот выступал в Германии, где сделали отдельный старт только в толкании ядра.  «Соревнование нокаутеров». Причём, с достаточно интересным форматом: 12 человек выступает, и первую попытку толкают все как обычно. Их результаты фиксируют, и затем начинаются попытки на выбывание. Человек, показавший первый результат, соревнуется с 12-м, второй – с одиннадцатым и так далее. Честно говоря, не помню, как там выступил, но впечатления были непередаваемые. Организаторы сделали настоящее шоу со вспышками пламени, с полными трибунами, мощным ведущим, музыкальным сопровождением. Со временем, возможно, проведут и у нас. Начали же проводить «AltayJumpingParty» для прыгунов с шестом, так же и ядро можно толкать на любой площадке. Тем более, что в Усть-Каменогорске есть отличные переносные сектора. Собственно, это интервью можно считать призывом к проведению соревнования в таком формате (смеётся)! Готов выступать в любом месте и в любое время! Не зря мой тренер говорит, что соревнование – лучшая тренировка.

 

Monkeylanguage

– Когда ты понял, что лёгкая атлетика для тебя – это всё?

– Да не знаю, всё или не всё… Это – любимое дело. Всё для меня – это моя семья. Я ещё в школе понял, что если у меня получается, то почему бы и не продолжать?

– В карьере каждого спортсмена есть результаты, к которым он относится с особым восторгом. Каким был первый из твоих результатов с приставкой «супер»?

– Естественно, первая медаль Чемпионата Казахстана. Не по взрослым, конечно, а по юношам. Ещё один такой всплеск был, когда я был 19-летним юниором, и мне удалось выполнить норматив мастера спорта. Я тогда, в 2011 году, впервые выиграл у Сергея Рубцова. Тогда он казался просто недостижимым спортсменом, он толкал ядро на 20,49 м. Только недавно я начал бить его рекорды.

– В определённый момент  ты начал на регулярной основе ездить в Португалию на тренировки. Почему именно туда?

– Тренер, к которому я езжу – Владимир Иванович Зинченко – выходец из постсоветского пространства. Для метателей всей планеты он – большой авторитет. Его жена – Валентина Федюшина – менеджер практически всей сборной Казахстана. Параллельно два года назад я начал работать с Виктором Евсюковым, который сейчас является моим личным тренером. Вместе с ним мы прошли Азиатские Игры-2018, где я завоевал бронзовую медаль, в прошлом году – бронзовая медаль Чемпионата Азии и рекорд Казахстана, который стал лучшим результатом на континенте. Так что я рад, что работаю с этими специалистами и у нас сформировалась хорошая команда. Сплав опыта Евсюкова и Зинченко – это очень большая школа.

– За это время по-португальски научился разговаривать?

– Могу посчитать кое-что, знаю некоторые базовые фразы. В португальском очень много заимствованных слов с латыни, которые есть и у нас. Вот мы и общались немного по-португальски, английски, русски. Мы эту смесь назвали monkeylanguage (смеётся).

– Что Зинченко изменил в тебе как в толкателе?

– Понимание того, как нужно тренироваться и готовиться. Техника, понятное дело, тоже менялась и совершенствовалась. Но осознание того, как нужно толкать – это важно. Мы все привыкли думать, что толкающий ядро человек испытывает сильное напряжение. Зинченко дал мне понять, что напряжение в этом процессе вообще не нужно. Все хорошие результаты даются только тогда, когда спортсмен толкает легко. Чем свободнее и быстрее толкнёшь, тем дальше ядро полетит. После этого я даже мышцы стал чувствовать по-другому. Все мы видим только одно – толчок и полёт ядра. Владимир Иванович научил меня тому, что вообще всё, что ты делаешь в секторе, определит то, как далеко полетит снаряд. Дальность полёта – это следствие всего процесса.

 

Не стесняюсь своих эмоций

– Таким шумным атлетом ты был всегда?

– Я всегда кричал, всегда заводился. Был один старт, когда надо было выполнять норматив на Олимпийские Игры в 2016 году. Но у меня была травма – подвернул ногу. Причём настолько сильно, что ходить пришлось на костылях. Ногу мне в итоге залечили, но, чтобы снять этот психологический барьер мне был дан такой совет: «Быстро ворвался в сектор, не думая, заорал, толкнул». И вот эта методика, как ни странно, она помогает. Тренировочные результаты у меня стали меньше, чем соревновательные. Ловлю какой-то кураж!  Это – моё, мне это нравится! К тому же, кого стесняться. Напротив, это привлекает внимание! Когда я выполнил норматив на Олимпиаду, мне одна девчонка сказал: «Ты когда выполнил попытку, я сидела и ревела. Ты сидишь, из тебя эмоции прут, и это всё передаётся очень хорошо».

– В прошлом году ты побил собственный рекорд Казахстана?

– Так получилось, что тогда, зимой 2016 года в Усть-Каменогорске, я толкнул ядро на 12,51 м. И зимний рекорд страны стал больше, чем летний. Летний рекорд равнялся 20,49 м, он принадлежал как раз Сергею Рубцову, и теперь я его улучшил до 20,95 м.

– После того случая в Усть-Каменогорске лично я впервые увидел, как плачет человек весом 150 кг. Летом в Алматы, когда побил и летний рекорд, слёзы тоже были?

– Там получилось так: первая попытка – 20,05 м, вторая – 20,34 м, третья – 20,73 – рекорд Казахстана. Меня начинает трясти, прут эмоции. Приходят, замеряют рекорд. И на вот этих эмоциях я выполняю следующую попытку, и получается 20,95 м! Всё, я уже просто лежу на резине, и думаю: «А что дальше?» Я уже «выстрелил», всё отдал. Да, слёзы текли. Ну а как? Я не стесняюсь эмоций. Говорят, что мужики не плачут, а рыдают. Я – зарыдаю. Если я считаю, что что-то смешно, я посмеюсь. Я после этого рекорда до пяти утра не спал. Меня еле жена уговорила лечь и уснуть. Адреналин играл очень сильно. Состояние такое, что включишь телефон сообщения прочитать, и не понимаешь, что там написано. И вот что странно – в этот момент нет никаких эмоций. Просто пустой.

– Помнишь свою первую заграничную поездку?

– Да.

– Страшно было?

– 15 лет, не знаю, страшно было или нет. Для деревенского пацана всё было непонятно. Первый полёт в самолёте. Что интересно, первый раз летел, было не страшно. А сейчас боюсь летать. Взлёт и посадка для меня – это то ещё испытание! Сижу вот так (имитирует пальцы, впившиеся в подлокотник). Полёт мне тогда показался очень долгим – на первые Евразийские Игры летели в Минск. Шесть часов в самолёте мне тогда показались вечностью.

– Был ли старт, перед которым ты волновался особенно сильно?

– Перед любым стартом волнуюсь просто очень сильно. Даже если это дворовые соревнования. Без волнения не будет и результата.

 

Все одинаковые

– Норматив на Олимпийские Игры ты ещё не выполнил. Когда нам ждать твоего прорыва в Токио-2020?

– Прошлым летом я выполнил норматив на Чемпионат мира. Причём, как на летний, так и на зимний. Но в Нанкине соревнования отменили. На Олимпийские же Игры нужно толкнуть 21,10 м. Для сравнения, чтобы попасть в Рио, нужно было толкнуть 20,50 м. Ещё, из истории: норматив на Пекин-2008 был 19,80 м, в Лондон – 20,20 м. Я уже не представляю, что будет в Париже! Наверное, планку на уровне мирового рекорда поставят (23,12 м).

– Ты родился в Уштобе, сейчас живёшь в Талдыкоргане. А какой город считаешь своим домом?

– Тот, в котором семья. При этом неважно, какой город.

– На соревнованиях семья за тебя болеет часто?

– Нет, не особенно. У жены своя работа, и это не позволяет ей часто выезжать. В прошлом году на мемориале Косанова впервые за меня приехали поболеть мои родители. Как они потом признались, уже и не рассчитывали меня увидеть после старта: я выступил, сдал допинг-контроль, репортёр один подошёл, второй подошёл. В общем, ждали меня часа два, наверное. Но им понравилось. Мама впервые видела меня вживую и говорит: «Ну ты у меня и горластый» (смеётся)!

– Чем занимается супруга?

– Она член сборной Казахстана по рэгби. Я один раз сходил на её соревнования, посмотрел, и понял, что больше туда не пойду.

– Вспомни свою первую Олимпиаду в Рио. Чем она была для тебя?

– У моего деда Виктора Матвиенко, который занимался культуризмом, всегда была мечта о том, чтобы кто-то из его потомков выступил на Олимпийских Играх. Олимпиада – это всегда что-то особенное. Тем более – первая в карьере. Когда находишься в Олимпийской деревне, это описать просто невозможно. Чему-то она меня научила. Надеюсь, чему-то хорошему. Она дала мне понять, что все, на самом деле, одинаковые. Интересен был контраст. Заходит, например, сборная Китая по баскетболу, и буквально следом – их же сборная по гимнастике! Смотришь на всех по телевизору – они звёзды. А здесь – все одинаковые. Надаль, Асафа Пауэлл, другие мегазвёзды… Ничего особенного. Все рядом.

– Опасения были о знаменитой преступности Рио-де-Жанейро. Что-то связанное с этим имело место быть на Олимпиаде?

– Нас, конечно, предупреждали, как-то инструктировали. Но эпизод запомнился только один: мы жили на втором этаже, я вышел на балкон. Уборщица вынесла мусор, и в этом мусоре рылась полиция, доставали всякие штуки. До этого у какой-то из сборных из номера пропала тысяча долларов, телефон пропал. По городу ездили с автоматами и на БТРах. А так – всё нормально.

– Последние две Олимпиады запомнились тем, что большая часть нашей сборной по лёгкой атлетике показала очень низкие для себя результаты, что вызвало шквал критики в адрес наших легкоатлетов…

– Я тебя сейчас перебью и скажу так: наши болельщики думают так, что если наш спортсмен куда-то попал, то непременно должен показать результат. Был, например, Чемпионат мира в Дохе (2011 год). Томас Ролер, Олимпийский чемпион, имеющий в активе в сезоне результаты за 90 м в метании копья, не проходит в финал! Другие люди, имеющие нереальные результаты – не проходят. Ну это – спорт, здесь не бывает пика формы постоянно. Кто занимался – тот знает, что это такое. Кто не занимался – тому понять это будет сложно.

– Что не получилось лично у тебя?

– (Пауза). Что у меня не получилось? Не получилось, наверное, то, что у меня просто заболело колено. На следующий год я себя реализовал полностью. К тому же, это – первая Олимпиада. Когда ты выходишь на стадион, и там с утра уже 150 тысяч человек сидят. Это, скажу, тоже нечто особенное.

 

Стейки из кенгурятины

– Целенаправленно изучал языки?

– Нет. Но когда находишься за границей, знание приходит поневоле. Были мы в Турции с супругой. Поехали в центр города, а жена начала переживать, мол, как мы назад-то вернёмся. Но когда дошло до дела, вполне нормально изъяснились. Я – мастер 20 слов (смеётся). Могу объяснить ими всё, что хочешь!

– Фигура у тебя – самая выдающаяся в нашем спорте. Какой-то определённой диеты, как, например, сумоисты, придерживаешься?

– На самом деле нет. Но, что заметил за собой, мне стало нравиться готовить самому, и я это делаю всё чаще. Я купил себе эклектрогриль, стараюсь готовить без масла. А диета у меня одна – весы в номере. Слежу за весом постоянно. Непосредственно перед стартом могу сладкого больше есть, чтобы зарядиться. А в остальном – всё обычно. Стараюсь есть больше мяса, овощей, фруктов, зелени. Могу и половину арбуза съесть иной раз. Я школу закончил – весил 120 кг. Сейчас – 150 кг. С тренерами решили, что будем пока держать именно такой вес.

– Говоришь, что любишь готовить? Какое коронное блюдо можно попробовать от шеф-повара Ивана Иванова?

– Куриные грудки на гриле (смеётся). Люблю готовить стейки. А в Португалии я однажды приготовил борщ и плов!

– Ингридиенты найти было не сложно?

– С этим проблем вообще нет. Есть русские и украинские магазинчики, а в одном из магазинов я вообще нашёл конфеты нашего «Рахата». Я после этого перестал возить туда сувениры из Казахстана (смеётся). Так что все было доступно. Более того, там есть ресторанчик, где можно поесть стейки из кенгурятины. Но я туда сходить не решился.

– Как так получилось, что человек с такими результатами, как у тебя, до сих пор ещё не в «Алтай Атлетикс»?

– Не знаю, это вопрос не ко мне. Вроде и разговора не было.

– Но тебе это нужно?

– Знаешь, даже не задумывался об этом. Мне было бы интересно и приятно выступать в составе клуба. А о клубе, может, другой толкатель будет в его составе. В Усть-Каменогорске есть все условия, чтобы вырастить хорошего спортсмена в нашей дисциплине. Но лично я был бы рад стать частью клуба.

– С тобой общаешься, и понимаешь, что более доброго человека никогда в жизни не видел. А было ли что-то, что серьёзно тебя злит?

– Когда что-то не получается, злишься на себя из-за этого. В семье вообще не ругаемся – в семью вообще ничего плохого нести нельзя. На людей же злиться, считаю, просто бессмысленно. Ты же их всё равно не изменишь.

– А когда ты в последний раз дрался?

– Дрался? Да не помню. В школе, наверное. Не знаю, зачем драться? Страшно, вдруг меня ещё ударят (смеётся)!

Дата и время публикации: 
22.03.20
Новости
Ряд источников в мировой спортивной прессе продолжают гнать волну на лучшего лыжника в истории ВКО Алексея Полторанина. Теперь говорят о том, что он применял запрещённый метод и на Олимпийских Играх-2018.
10.04.2020
Сегодня в ежедневной российской спортивной газете «Спорт-Экспресс» вышло большое интервью с призёром Олимпийских Игр в Сочи сноубордисткой Алёной Заварзиной. Её рассказ о жизни после Сочи-2014 показался мне невероятно знакомым. И тут я вспомнил, что нечто подобное я слышал от казахстанской коллеги Заварзиной.
09.04.2020
Чем запомнилась дата 9 апреля в разные годы любителям спорта ВКО?
09.04.2020
Итоги жеребьёвки неофициального Чемпионата мира по смешанному волейболу – Кубка наций – прокомментировал глава Любительской Волейбольной Лиги ВКО Евгений Андреев.
08.04.2020
Вспомним, что происходило в этот день в восточно-казахстанском спорте в предыдущие годы.
07.04.2020
Глава Федерации лёгкой атлетики Казахстана Асхат Сейсембеков поделился своим мнением о том, что хотел сказать Касым-Жомарт Токаев своим нашумевшим «твитом».
06.04.2020