Главная

Досжан Уалханов: «Мы не признаём себя серебряными призёрами»

Аватар пользователя Gubanov Alex
Журналист
Алексей Губанов
Первое интервью нашему порталу с 2017 года дал владелец и спортивный директор волейбольного клуба «Алтай» Досжан Уалханов, который поделился своими взглядами на итоги прошлого сезона, изменения в долгое межсезонье и на те задачи, которые стоят перед командами клуба в сезоне грядущем.

- Как оцените итоги прошлого сезона?

- Прошлый сезон, конечно, сильно отличался от всех сезонов «Алтая». Он был и интересным с одной стороны, и досадным – с другой. В прошлом году мы по своему плану развития дошли до того момента, когда начинаем играть преимущественно своими девчонками, и у нас уже что-то начинало получаться. Но, к сожалению, сезон не был закончен. Кого-то обвинять смысла нет – есть приказы вышестоящих инстанций… Но мы были готовы играть лучше и выиграть чемпионат. Это мы доказали в последнем туре в Талдыкоргане. Игра с «Жетысу» складывалась очень хорошо, мы вели 2:0, и игра могла закончиться со счётом 3:0. Но это не произошло только потому что мы играли в Талдыкоргане. Ребята, которые этим занимались в тот момент, знают, о чём я говорю. Пришлось играть пятый сет, и он показал, как играет «Жетысу» и как играет «Алтай». Мы выиграли пятый сет уверенно. Мы до конца надеялись, что чемпионат возобновят, что мы сыграем плей-офф, потому что эту историю нужно было довести до конца (смеётся). Лично моё мнение – мы были физически готовы лучше. Да, у нас были проблемы по ходу чемпионата. Мы выиграли Кубок, но проиграли Суперкубок – там были определённые причины, связанные с Дробышевской, получившей травму. А ведь она – основной принимающий, основной доигровщик. И мы прямо перед стартом Суперкубка теряем такого игрока! Ну и тренер в той ситуации (Лука Кьяппини), не смог перестроить ситуацию. Для сравнения, мы попали в такую же ситуацию в плей-офф сезона 2019 года – Маммадова получила травму, но Панченко смог перестроиться и настроить команду. Кьяппини сделать это не смог. Пришлось менять тренера. Марко, честно говоря, даже немного жалко (смеётся). В каком смысле? Ты и сам где-то писал, что он всё время приходит в команду на роль «спасателя»: пришёл в «Алтай-2», заменив тренера Якимушкина. Теперь он приехал помогать «Алтаю» после Кьяппини. И Марко отработал целенаправленно, команда от тура к туру только прогрессировала. Но выиграть у «Жетысу» не получалось, потому что мы, честно сказать, играли своими игроками. У нас и задача была такая: дать практику своим игрокам: нужно было, чтобы играла Белова, Ситказинова, нужно было подключать Бекет и так далее. Они получили хорошую практику. И только к плей-офф мы понимали, что нужно усиливаться, чтобы увеличить процент надёжности. И мы пригласили Бояну (Миленкович, - прим автора). Она была травмирована, причём травма была очень серьёзная. И требовалась очень деликатная работа тренеров физподготовки, тренеров атлетической подготовки. К счастью, у нас такие специалисты есть – Марко Стоянович и его команда знают свою работу. Поэтому мы пошли на такой шаг, и уже в Талдыкоргане она нам помогла.

- Чем отличается «Алтай» Кьяппини от «Алтая», который построил Марко Гршич?

- Кьяппини больше даёт какие-то решения принимать самим игрока, он более демократичен. У Марко – чёткая установка, каждый соперник разбирается по мелочам, под него готовятся комбинации. Здесь свободы у игроков меньше. У Марко свой рисунок игры. Это не говоря уже о тренировочном процессе, физической и атлетической подготовки. Гршич и Кьяппини – вообще разные: один – итальянец, другой – серб.

- В 1972 году, когда США в памятном финале баскетбольного турнира Олимпиады против сборной СССР уступили на последних трёх секундах, игроки этой команды отказались принимать серебряные медали и признавать себя вице-чемпионами. Вы признаёте себя серебряными призёрами?

- Мы получили определенную пользу от прошлого сезона, наиграли игроков, и сегодня у нас совершенно другая команда. У нас очень много своих воспитанников. Но если говорить о результатах, то я скажу откровенно: я не признаю эти серебряные медали. Мы должны были стать первыми, если бы сезон доиграли до конца. «Золото» было бы у нас. Я уверен в этом процентов на 80-90. В тактическом плане мы знали друг друга от и до. А по физической готовности мы были лучше. К тому же Бурхан работал у нас, и я знаю, какую физподготовку он даёт игрокам.

- В последнем туре «Алтай» одержал победу над «Жетысу». Насколько на тот момент она была важна?

- Она дала в первую очередь уверенность. Мы увидели, что мы – на правильном пути. Ни один человек в нашем клубе, начиная от рядового сотрудника до игрока не признаёт это серебро, так что это не только моё мнение. Но при этом я не сторонник того, чтобы махать кулаками после драки. Мы этого себе не позволяли и не позволим. Просто вы задаёте этот вопрос, и я на него отвечаю.

 

«МЫ НИКОГО НЕ ПЕРЕТАСКИВАЛИ»

- Охарактеризуйте роль Сары Лозо в тех успехах «Жетысу», которые были у талдыкорганского клуба в прошлом сезоне.

- Это очень сильный игрок уровня сборной Сербии. Во-первых, она молодая, но уже очень мастеровитая. Я думаю, она – следующее поколение сборной Сербии. Всем было видно, что она очень сильно помогала «Жетысу». Нам всегда было непросто с ней играть. Она умеет на площадке абсолютно всё. Сейчас, когда она к нам перешла, мы открыли её для себя ещё и как очень хорошего открытого человека. Приятный профессионал.

- Как удалось «перетащить» Лозо в «Алтай»? Тем более, в условиях пандемии…

- Мы не «перетаскивали» этого игрока. Слово «перетащить» для меня означает переманить, уговорить, тайно встречаться, плести заговоры. Мы этого не делали. Сезон закончился, все разъехались. В июле-месяце нам позвонил её агент из Польши, заявил, что с Сарой «Жетысу» контракт не продлевает, и нет ли у нас заинтересованности в том, чтобы она играла за «Алтай». Мы обсудили это с тренерами, и пришли к решению о том, что она нам нужна. Да, у нас была Бояна Миленкович, но она очень сильно боялась, что ей придётся «застрять» в Казахстане из-за карантина на очень долгий срок, если бы повторилась ситуация весеннего образца. Тогда наша команда не смогла разъехаться. Девчонки подустали от этого постоянного ожидания, и когда, наконец, появилась возможность уехать, мы понимали, что Бояна к нам уже не вернётся.

- Стоит ли нам ждать трансферных сюрпризов от «Алтая» до закрытия трансферного окна?

- Ситуация, в принципе, у нас прогнозируемая. В этом году можно иметь в команде трёх легионеров, только один из них должен быть из зоны ЕвразЭС. У нас осталось место только под такого игрока. Если брать волейболиста на эту позицию, то это должен быть очень хороший игрок из серьёзного чемпионата. В России сезон уже в разгаре, причём количество команд Суперлиги значительно расширилось. Так что найти хороших свободных игроков на рынке сейчас очень непросто, но если будет необходимость, и появится возможность… Будем смотреть  по ситуации. Но на сегодняшний день у нас только два легионера: Даница Раденкович и Сара Лозо.

- Насколько это новое правило о трёх легионерах пойдёт на пользу нашему казахстанскому волейболу?

- Не знаю, честно говоря. До сих пор не могу разобраться, насколько это полезно для наших клубов. Наверное, полезно с точки зрения усиления самого чемпионата, усиления конкуренции. В прошлом сезоне интересными были, наверное, только игры «Алтай» - «Жетысу». Иногда – «Куаныш», да и то… не тот уровень… Пусть они не обижаются, но на сегодняшний день правда есть правда. Может быть, пользуясь новым правилом, клубы усилятся, и матчи будут уже совсем другими

 

«Я ВЕРЮ В ЭТИХ ИГРОКОВ»

- В командах волейбольного клуба «Алтай» в это межсезонье стало значительно больше местных воспитанников. Это один из пунктов плана развития клуба или же следование обстоятельствам?

- Это было решено ещё тогда, когда создавался «Алтай». Мы изначально настраивались на многоступенчатую подготовку своих волейболисток. «Алтай-2» образца прошлого сезона – практически все игроки перешли в первую команду: Динара Сыздыкова, Ситказинова, Бекет, Жаксыбаева. «Алтай-3» в прошлом сезоне играл в чемпионате дублирующих команд, и мы решили запустить этих волейболисток уже в Национальную лигу. Естественно, мы не ставим перед ними вообще никаких задач, только получить опыт, потому что там совсем молодые девчонки в возрасте от 19 до 14 лет. Но я не думаю, что наши воспитанницы будут девочками для битья, особенно в борьбе с такими командами как «Астана» или «Караганда». Нашу команду тренирует японец, который поставил команде свою систему игры, наши девчонки уже умеют обрабатывать мяч, нападать, подавать. Посмотрим, что будет… Но это нужно делать, нельзя бояться. И я советую всем клубам заниматься подготовкой своих резервов, потому что не вечны же те игроки, которые сейчас играют в основах.

- В Национальной лиге мы впервые с 2015 года будем выступать с либеро «местного производства». Охарактеризуйте наших волейболисток этого амплуа?

- Им будет нелегко, психологическое давление на них буде очень сильным. Особенно – со стороны соперниц. Либеро – это игрок, который должен всё время принимать, создавать брейковые мячи для команды. Будет нелегко, но я верю в этих игроков. Последние товарищеские игры в Турции показали, что за них сильно переживать не нужно. Какое-то время, конечно у них уйдёт на адаптацию. Но я уверен, что они справятся.

 

«ЮНЕСКА НИКОГДА НЕ СЫГРАЕТ ЗА СБОРНУЮ КАЗАХСТАНА»

- Завершено ли получение казахстанского спортивного гражданства Анастасией Черемисиной?

- Процедура смены гражданства завершена, в том числе и спортивного. Но в этом году, с учётом коронавируса, остановкой сезона, есть определённые проблемы. Она успела уехать в Россию, к себе домой, затем она позвонила и попросила сделать перерыв. В этом сезоне она играть в Казахстане не будет. Мы «заморозили» действие её контракта на один сезон. Но именно смена гражданства – завершена. В мире, вообще, существует  трансферная система, созданная FIVB, чтобы контролировать всех игроков и их переходы по всему миру. Эта система имеет полную информацию о трансферах и игроках, там чётко расписано о том, какой игрок должен считаться легионером, а какой – нет. Вы помните, какие по ходу прошлого сезона были споры, для вас это, наверное, тоже интересно?

- Очень…

- Вот, смотрите, Анастасия Черемисина (показывает документы), написано – Казахстан. Это значит, что она прошла все процедуры согласования. FIVB никогда не напишет «Казахстан», если не договорились с Россией, Европейской Конфедерацией Волейбола или даже в принципе кто-то где-то против этого. Даже если просто какой-то тренер будет против, мол, это мой игрок, и я не хочу, чтобы она выступала за Казахстан, FIVB не допустит смены гражданства. Черемисина этот процесс завершила. Кто у нас ещё есть (листает документы)? Парукова – вот, пожалуйста, тоже смена гражданства завершена. Она была игроком Белоруссии. Если же говорить про нашу любимую Юнеску Роблес Батисту, то вот, это её состояние на сегодняшний день (показывает документы, в которых Батиста по-прежнему считается FIBV кубинкой).

- Любопытно, что генеральный секретарь Федерации волейбола РК Ермек Сырлыбаев говорил о том, что процедура смены гражданства завершена…

- А здесь не надо никого слушать, ни Федерацию, ни меня. Нужно просто зайти в систему и посмотреть, у кого какой статус. С Юнеской можно было бы закончить процесс давно. Но сейчас это уже не сделаешь. Я ради смены гражданства Юнески ездил на Кубу вместе с ней, и я знаю, насколько сложно договориться с местными специалистами. Там в принципе разговаривать тяжело – другая страна со своим особенностями. Там люди друг друга боятся. И когда говорят, что вот, Юнеска – мы договорились. Мы головой, конечно, киваем, но… Очень сложно. Скажу честно, если ситуацию с Юнеской доведут до выступления за сборную Казахстана, я просто пожму этим людям руку. Но уверен, что Юнеска никогда не будет выступать за сборную Казахстана. И если возвращаться к результатам чемпионата, то можно оспорить и наши серебряные медали, и золотые медали «Жетысу». Я могу не согласиться, как и любой другой клуб, кстати, ни с результатами Кубка, ни с результатами Суперкубка, ни  с результатами Национальной лиги.

 

«Я НЕ БОЮСЬ ПРОИГРЫВАТЬ ДОМА»

- Какова судьба нашей мужской команды Национальной лиги? Судя по заявке, значительных изменений её составе не было…

- Вы знаете, что мы не столько же средств вкладываем в эту команду. Мы сделали акцент на воспитание собственных игроков, которые постепенно повышают свой уровень мастерства. В прошлом году мы пробовали там двух легионеров, но если Жигмонт остался, то от пасующего из Украины мы отказались, и теперь в команде только один легионер. В прошлом сезоне команда от тура к туру только прибавляла. Последний тур в Атырау нам доиграть не дали – посреди тура, сразу после выходного, все команды отправились по домам. Если бы мы сыграли оставшиеся два матча, мы бы могли войти в четвёрку. А там, в плей-офф могло случиться всё, что угодно. В концовке сезона на первый план выходит физическая готовность, а Рафаэль Гилязутдинов умеет правильно подготовить игроков. Мы были готовы. Сейчас мы держим линию подготовки именно своих кадров, за исключением Жигмонта. Но он – белорус, а игроки из этой страны сейчас и легионерами-то не считаются. К тому же, насколько я знаю, ему очень понравилось в Усть-Каменогорске, не лезу в личную жизнь, но у него и девушка уже здесь появилась, он здесь счастлив. И за очень небольшие деньги он согласился остаться в нашем клубе. В мужских командах нашего клуба очень хороший микроклимат – везде играют молодые игроки. Пока мы играем товарищеские игры. Недавно съездили в Щучинск сыграли второй командой. Первой командой, если получится, съездим сыграть три-четыре игры с другими казахстанскими клубами. Мы ведём переговоры с командами «Тараз» и «Атырау». Больших изменений в составе, действительно, нет. Ушёл только Александр Сулейманов. Он перешёл в «Атырау», где ему предложили очень хороший контракт. Мы повторить те условия не могли, и он нас покинул. Но у нас скамейка очень большая. Ребята из второй команды горят желанием попробовать себя в Национальной лиге, и эту позицию мы уже перекрыли. Может, не на 100%, но наши игроки прогрессируют.

- Любопытно, что финальный турнир Кубка Казахстана среди мужских команд должен быть проведён в Усть-Каменогорске, хотя в последние сезоны «Алтай» был далёк от лидерских позиций. С чем связано данное решение?

- Я не боюсь дома проигрывать. Обычно не берут, когда боятся проиграть дома, что это увидит руководство, и за этим последует «казнь». Мы не боимся того, что наши парни могут уступить. К тому же есть ещё и экономические соображения – везти куда-то 20 человек это определённая сумма денег, около 5-6 миллионов.

- Женский предварительный этап Кубка тоже по этим соображениям намеревались провести в Усть-Каменогорске?

- В какой-то степени – да, тоже. Мы хотели молодые команды запустить. Сейчас у нас создана команда «Алтай-3», где у нас работает тренером Адылет Такенов, которого мы туда не просто так поставили. Это снова наша многоступенчатая подготовка. Адылет два года проработал вместе с Шуто Коичи, ездил с ним во все поездки, и получил серьёзный опыт, и мы перевели его в ещё более молодую команду. Там девочки 200-6-2008 года рождения. Мы хотели, чтобы эта команда поиграла на предварительном этапе дома, всё-таки девочки очень маленькие, а родители сейчас просто боятся отпускать детей куда-то. К сожалению, турнир отменили. Но мы сыграли товарищеские игры с командой Семея, с «Жетысу-2» сыграли товарищескую игру.

- Как сыграли?

- У Семея выиграли. Я даже расстроился, честно говоря. Семей должен был выигрывать, всё-таки там девочки значительно старше. Мы, наверное, перестроим работу в Семее, будем больше контролировать наше отделение в этом городе. Там есть все условия для работы. А вот «Жетысу-2» мы проиграли, что было предсказуемо. Девчонки, хоть и играли товарищеские игры, бились очень хорошо. Для них это были первые соревнования, и отнеслись они очень серьёзно.

- В мужской команде «Алтай» играет ваш сын. Тяжело быть одновременно и начальником, и отцом для одного и того же человека?

- Это тяжело для нас обоих. Я очень много времени провожу с командами. Приходится просыпаться очень рано, потому что у Коичи тренировка начинается уже в 7 утра. И я наблюдаю за тренировками всех команд, включая тренировки  в интернате. Я люблю свою работу, и на все тренировки хожу с удовольствием. Но единственное, куда мне приходится заставлять себя ходить – это тренировки «Алтая-1», где тренируется мой сын (смеётся). Он не любит, когда я прихожу на тренировки, и я не хочу мешать ему работать. У него неплохо получается, он играет на позиции связующего, ему, конечно нелегко. Он очень молод, а расцвет игроков этого амплуа начинается только после 25 лет. Я ему желаю успехов и удачи, но особо не лезу.

- Какие задачи у нас в мужской Национальной лиге?

- Войти в четвёрку сильнейших, хоть это будет очень сложно.

- Какие задачи ставятся перед «Алтаем-2»  мужской Высшей лиге?

- Команда совсем обновилась, пришли интернатовские дети 2004-2005 года. Они уже в «Алтае-2». Задачи? В прошлом году они были чемпионами, причём с отрывом. Не знаю, смогут ли они выиграть, но задачу попасть в призёры мы перед ними поставим.

- Какие задачи ставятся перед «Алтаем» в женской Национальной лиге?

- Только чемпионство.

- Какие задачи ставятся перед «Алтаем-3» в женской Высшей лиге вреди молодёжных команд?

- Набираться опыта.

- Какие задачи ставятся перед «Алтаем-4» в женской Высшей лиге вреди молодёжных команд?

- В четвёрку нужно попадать.

 

Волейбол – дело СЕМЕЙное

- В каких условиях работает семейское отделение клуба? В каком зале занимаются? Есть ли возможность провести один из туров в Семее?

- Там очень хороший зал в Физкультурно-Оздоровительном Комплексе. Мы помогаем инвентарём, методическую помощь оказываем, есть и интернат. Правда, сейчас интернат не работает, но мы снимаем квартиры для своих волейболисток, которые приехали из сёл. Сейчас ещё и построили «Абай-Арену». Я там был, и там можно было бы провести волейбольные соревнования. Пусть другие виды спорта не обижаются, но этот комплекс просто идеален для волейбола (смеётся). Там можно проводить очень крупные международные соревнования по волейболу.

- Например, Чемпионат Азии среди клубов?

- Я бы с удовольствием провёл, но в Семее одна проблема – отели. Может быть, сейчас они уже и есть, нужно изучить этот вопрос. Но любой крупный международный турнир – это отели уровня четырёх звёзд – минимум. Аэропорт в Семее уже хороший, но с отелями – проблема. Но один из туров Высшей лиги среди дублирующих команд обязательно нужно провести в Семее.

 

«НЕТ НИКАКОЙ БАЙГИ»

- В «Торпедо» пожаловались на то, что из-за коронавируса бюджет клуба был урезан на 100 млн тенге. Потерял ли ВК «Алтай» в финансах из-за пандемии?

- Скажу честно – нет. У нас не урезали. Но… По поводу бюджета я тоже хочу высказаться. Какой-то журналист в Алматы писал о какой-то гонке вооружений между «Алтаем» и «Жетысу». Какая гонка вооружений? Если мы хотим, чтобы у нас были серьёзные конкурентные клубы… К примеру, абсолютно средний клуб в Европе имеет бюджет около 3-4 млн евро (около двух миллиардов тенге). При этом это может быть абсолютно никому неизвестные клубы. Но наш клуб… Мы – четвёртые в Азии, у нас этого не отнять. А Азия – это Китая, Япония, Корея (корейские клубы не участвуют в чемпионатах Азии), Вьетнам, Тайпей – страны с развивающейся экономикой. В мире мы – пятые. У нас этого тоже не отнять, ведь было же (ВК «Алтай» занял пятое место на Чемпионате Мира среди клубных команд 2018 года). Мы из нашего бюджета не делаем никакого секрета. Вы его, возможно, лучше меня знаете…

- Ну, лучше вас-то его точно никто не знает…

- Но из этой суммы ещё нужно вычесть НДС, подоходные налоги, пенсионные вычеты и прочее-прочее-прочее. Мы же официально работаем. Да, мы делаем больше акцент  на женскую команду – она наш локомотив и наше лицо, но и с первой мужской команды мы задачи не снимаем. У нас шесть команд, разделите наш бюджет на шесть, что получится?

- Примерно по 200 млн тенге.

- 200 миллионов… Какая может быть «байга»? Никакой «байги»! 200 млн – это немалые деньги, не буду ничего говорить кроме слов благодарности нашему руководству. Помогают нам и спонсоры, я лично сам хожу прошу. Никакой гонки вооружений нет, во всяком случае, с нашей стороны. Чужие деньги считать не буду, но могу сказать, что у «Жетысу» на одну команду бюджет гораздо больше.

- Нет ли у вас опасений, что товарищеские матчи, сыгранные в Турции, так и останутся единственной игровой практикой «Алтая» в 2020 году?

- Есть. Это очень лёгкий вопрос для ответа. Причём оно есть у всех.

- Какие стороны будут являться сильными для «Алтая» в грядущем сезоне женской Национальной лиги?

- В первую очередь – готовность. Мы рассчитывали, что 15 октября нужно будет уже начинать играть в Кубке Казахстана в Таразе. Если эти сроки выдержать и начать, то мы будем к этому готовы. Из других клубов, может быть, только «Куаныш» провёл полный цикл подготовки. Мы использовали самую мельчайшую возможность потренироваться, мы сыграли товарищеские игры с очень хорошими командами, и наши волейболистки смогли почувствовать и дух соперника, и обрести какую-то сыгранность. В этом и будут заключаться наши сильные стороны.

Фото Дианы Грохотовой

Дата и время публикации: 
10.10.20
Раздел: 
Новости
Қазір Күншығыс елінің бұрымдылары Токиодағы оқу-жаттығу жиынына қатысуда.
30.10.2020
Будапешт қаласындағы әлемдік турнир мәресіне жеткен соң халықаралық дзюдо федерациясы жаңартылған рейтинг ұсынды.
30.10.2020
ВК «Алтай» уступил «Атырау» за право сыграть в финале Кубка Казахстана. Но едва ли кто-то сможет упрекнуть нашу команду в безволии.
28.10.2020
Сегодня состоялся очередной тур Чемпионата Казахстана по футболу Первой лиги.
28.10.2020
«Алтай» в финале Кубка Казахстана сыграет с «Жетысу». Получится ли у Бурхана Жанболата взять реванш?
28.10.2020
Алтайлық зілтеміршіні еліміздің ауыр атлетика федерациясының басшылығы, бапкерлер, сондай-ақ қалың жанкүйері құттықтауда.
28.10.2020